В швейной отрасли не хватает до 400 рабочих

А еще наши текстильщики жалуются на тупость бюрократии В этом году предприятия легкой промышленности дали рост на 12%. Могли бы и больше, да вот парадокс — при ужасающей безработице… некому работать. В швейной отрасли не хватает до 400 человек. Об этом вчера рассказал президент Латвийской ассоциации легкой промышленности Гунтис Страздс. Встреча латвийских и литовских текстильщиков в посольстве Литвы была приурочена к традиционной выставке Baltic textile + Leather, 14 октября открывающейся в Вильнюсе. По этому поводу в Ригу прибыли руководители литовской ассоциации одежды и текстильных предприятий Гедиминас Вишкелис и Линас Ласиускас.

В обеих странах схожая картина: отрасль выходит из кризиса, растет экспорт.

Гедиминас Вишкелис утверждает, что литовский текстиль станет тем базисом, который потянет вверх и другие отрасли.

Латвия, по словам Гунтиса Страздса, по числу предприятий уступает литовцам, но не критически. Там 1000 компаний, у нас 800. А вот ситуация с рабочими руками у нас заметно хуже. При этом г–н Страздс уверяет, что средняя зарплата швей 300 латов. Но народ не заманишь и такими деньгами. Многим кажется более выгодным получать пособие по безработице, чем идти «гнуть спину». Тут проблема и в том, что немалая часть текстильных производств — в больших городах. Конечно, нужно «идти в народ», переносить производства в менее притязательные провинциальные города, к примеру в Латгалию. Но и тут не все так просто.

— Открыли недавно производство в Виляке на 25 рабочих мест, — говорит г–н Страздс. — Для маленького городка с массовой безработицей уже кое–что. Так на второй день пришла трудовая инспекция проверять медицинские справки работающих. А по закону они должны быть оформлены в течение трех месяцев.

Но дело даже не в этом. Стоит появиться новому магазину, цеху — неважно, в Риге или в провинции, — тут как тут кровопийцы–бюрократы. Языковые инспекции, налоговые, трудовые. В Литве, по признанию гостей, подобных проблем меньше. Вот и думают некоторые латвийские предприниматели переносить производства в Литву.

Другой пример тупоголовости нашего аппарата. Экспорт в Латвии и в Литве примерно одинаков. Но при этом если соседи напрямую работают с Европой, то мы — через Эстонию. А те уже реэкспортируют нашу продукцию дальше. Почему так?

— А вот почему. Например, одна из латвийских фирм поставляет в Норвегию текстильные одеяла, — разъясняет г–н Страздс. — А норвежцы присылают нам свою упаковку — полиэтилен. Так по нашим таможенным законам мы за эту упаковку должны внести предоплату в сумме выше конечного продукта! Как гарантию того, что упаковки действительно отправятся в Норвегию. Зачем это нашим текстильщикам? Они оформят все через Эстонию, только при этом и таможенные налоги уйдут туда.

А вот чиновники от сельского хозяйства много рассуждают о том, что в Латвии нужно выращивать лен. Но только длинный лен пользуется спросом в Европе, где из него шьют качественную одежду. У нас же выращивают в основном короткий. К 2004 году Вилякская селекционная станция вывела семена, которые и в нашем климате могли давать 50% длинного льна. Как вы думаете, нашлись ли у государства деньги на поддержку селекционеров? Ответ правильный — нет.

Литовские и латвийские текстильщики говорили на встрече и о том, что нужно кооперироваться и вообще создавать единый балтийский рынок с населением свыше 7 миллионов человек. Сейчас же вместо кооперации, создания СП мы больше конкурируем. Впрочем, как пошутил Страздс, «войны бюстгальтеров между Латвией и Литвой» не будет.

Оставить комментарий