Ситец из запасников Ивановского музея отправили во Францию

Французам показали «Ситцевую Россию» — так называется чуть ли не крупнейшая в мире выставка набивных тканей. Российская история от царских времён до НЭПа и первых пятилеток увековечена в ткани. Если и есть во Франции свое Иваново, то оно здесь, в городе Мюлуз в провинции Эльзац, у самой германской границы. Когда-то крупный европейский центр текстильной промышленности хранит в музее самое большое в мире собрание набивных тканей — три миллиона экземпляров. К ним — хоть и на время — прибавились еще 120. Выставку «Ситцевая Россия» открывали под звуки исконно французского, а заодно и русского народного музыкального инструмента.

Набивными ситцы называются, потому что рисунок на них набивают при помощи специальных печатных форм. В царские времена сюжеты набивали вручную: подвиг Сусанина, подвиг Суворова, подвиг, по всей видимости, генерал-адъютанта Куропаткина. Машинная печать появилась уже в другой стране c другими сюжетами. На революционных наволочках, платках и сарафанах возделывают поля тракторы, бороздят небо аэропланы, маршируют матросы и красноармейцы, трудятся хлопкоробы — поэзия Маяковского, воплощенная в ткани. Романтика молодой революции. Здесь вот — торжествующие пролетарии с красным знаменем, и одновременно художником отражены гербы царские — двуглавый орел.
Театральный художник Борис Мессерер придумал оформление выставки. Полтора километра ситца для задников разыскали в закромах ивановских мануфактур: они там лежали полвека, проигрывая в спросе постельному белью с изображением Микки Мауса.

«Надо поднимать снова возрождение ситца в России, потому что этот материал пользуется огромным спросом у народа, и искажение его художественного образа в сторону каких-то американизмов — это неправильно, с этим надо как-то бороться и способствовать тому, чтобы ситец продолжал цвести, потому что все равно будут покупать его женщины: и в дерене, и где угодно», — уверен Борис Мессерер, народный художник России.

«Экспонаты лежали в запасниках нашего музея и музея ситца в Иванове — их никто не видел. Все знают на Западе про агитационный фарфор, никто не знает про агитационную ткань», — рассказала Маргарита Баржанова, директор Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства.

Правда, следующему поколению агитаторов не все работы предшественников пришлись по душе: изображения Троцкого вырезали даже из ситцевых платков. На одном только каким-то чудом забыли. В том, что эти экспонаты должны висеть здесь, а не в Париже, мэр Мюлуза даже не сомневается.

«В свое время нас называли «французским Манчестером», у нас сильнейшие текстильные традиции. До сих пор парижские дизайнеры приезжают к нам, чтобы найти вдохновение в наших архивах», — объяснил он.

Теперь — и не только в архивах. Любоваться ситцевой Россией французы смогут до следующей весны: экспозиция в Мюлузе закроется в конце марта, но на этом ее путешествие не закончится: впереди Испания, Италия, Великобритания, США. Из-за океана ситцы вернутся уже в Сочи в 2014 году, так что последними посетителями выставки станут гости Зимней Олимпиады.

Оставить комментарий