Комбисезон

В Милане завершилась неделя pret-a-porter сезона осень-зима 2007/08 . Вторая половина недели ясно обозначила главную интригу сезона – противопоставление кошачьей женственности и брутального индустриального стиля. Этот конфликт наиболее талантливо был выражен в коллекции Консуэло Кастильони для Marni. В ее коллекции классические «мужские» брюки, куртки из нейлона с намеком на рабочую одежду, нарочито грубые металлические молнии соседствовали с прелестными меховыми варежками или сапожками. Или наоборот, нарукавники или сапоги из нейлона вдруг оттеняли милые, почти кукольные рукава-фонарики из пушистого меха. Даже приталенные жакетики из более чем буржуазной каракульчи были надеты поверх стеганых нейлоновых курток. Консуэло Кастильони любят называть самой сладкоголосой птицей в современной моде. И если даже она не устояла перед соблазном ужесточить дизайн, значит, таковы и в самом деле настроения в обществе.
Еще один категорический романтик Антонио Маррас, хоть и назвал свою коллекцию «Кукольный дом», в действительности сделал совсем не кукольные вещи. И даже постарался совместить несовместимое: нежный шелк с шерстяной мужской клеткой, золотые блестки с едва ли не спортивным серым джерси, мягкие силуэты пятидесятых годов с лоскутной техникой. В коллекции для Gucci Фрида Джанини пошла по более простому и очевидному пути – она предложила носить днем авиаторские куртки и полувоенные пальто (много заимствований из мужского гардероба с явным намеком на сороковые годы), а вечером надевать платья из струящегося шелка с ослепительно сияющими золотыми вышивками и металлическими поясами. Прически почти буквально копировали знаменитые золотистые локоны голливудской дивы сороковых Вероники Лейк, а макияж – ее же алые губы. Почему-то многие сочли эту коллекцию недостойной громкого имени Gucci, в то время как ваш корреспондент счел ее лучшей за все последние сезоны.
Куда более категорично выступила MaxMara, как, собственно, и положено марке, которая не позиционирует себя как художественную единицу, а просто разрабатывает и создает модную качественную одежду. Их коллекция оказалась брутально-индустриальной с первого до последнего выхода: длинные пальто-шинели, френчи из вареного сукна, отличные комбинезоны на молниях, короткие куртки-пилоты, в том числе из дубленой кожи, сарафаны-передники, одежда авиаторов и авиамехаников. Очень красивая, отличных пропорций, ясная и логичная коллекция без лишних сантиментов и дамских штучек.
Зато коллекция Мэтью Вильямсона для Emilio Pucci выглядела вполне дамской, цветной и веселенькой – апельсиново-оранжевые и малиново-розовые пальтишки и костюмчики в компактных формах шестидесятых годов, объемные меховые жакеты в той же анилиновой гамме – почти буквальная цитата из Сен-Лорана семидесятых. Из тех же времен лоскутные джемперочки и накидки и длинные платья с развевающимися рукавами. Все носимо, миловидно и явно будет хорошо продаваться. Но забывается уже через пять минут.
Коллекция же Dolce & Gabbana оказалась вбитой в мозги модной общественности золотыми и серебряными гвоздями, причем в буквальном смысле. Показ начинался живой инсталляцией. На поворотном круге пять моделей, с трудом отличимых от манекенов, в платьях из металлических тканей, словно из смятых листов стали. Зная бескомпромиссный характер этих дизайнеров, можно было предположить, что такой же несгибаемой будет и вся коллекция. Однако она оказалась сложнее и интереснее. Да, в коллекции и в самом деле много было агрессивных вещей, украшенных металлическими клепками, корсеты из перьев, леопардовые пальто, но все это прослаивалось изумительно женственными, почти трогательными вещами. Платья из дымчатого тюля с пышными рукавами, блузы с пышным бантом-цветком оттенка капучино, льдистое белое пальто-баллон с воротником-бантом, милая косыночка из коричневого соболя, почти кукольная шубка из ржаво-рыжего нежного, как пух, меха, переливающегося при каждом шаге.
Постепенно страсти накалялись, и финал взорвался двумя десятками платьев, расшитых всеми мыслимыми кристаллами Сваровски – золотые и серебряные, они сверкали в лучах прожекторов, и модели казались в них диковинными существами, кинематографическими героинями, дивами, потому что холодный свет кристаллов напоминал старую киноленту с ее загадочным синеватым свечением. Коллекция на самом деле поражает не столько блеском драгоценных металлов, сколько цельностью и мощью. Ни на одну секунду все эти ослепительные наряды не кажутся вульгарными: в них нет эпатажа, а есть ощущение завораживающего спецэффекта. Коллекция утвердила всех в мысли, что Голливуд наравне с пятидесятыми годами и индустриальным шиком станет одной из главных тенденций следующего сезона.

Оставить комментарий